Год 1978-1984

Год 1985

Год 1986

Год 1987

Год 1988

Год 1989

Год 1990

Год 1991

Год 1992

Год 1993

Год 1994

Год 1995

Год 1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Год 1990.

Новый состав, новые идеи, новый звук.

Зима-весна - 90. Дебют в Берлине,

концерты в Свердловске,

тур по Прибалтике.

         Несмотря на то, что по итогам 89-го года "Наутилус" занял второе место в хит- параде ТАСС, популярность группы начала идти на убыль. Для широких масс не осталось незамеченным то обстоятельство, что в течение целого сезона группа не дала ни одного живого концерта. Как следствие в итоговом хит-параде украинской “Молодой гвардии" "Наутилус" был назван "разочарованием года", а в "Московском комсомольце " разочарованием года- 2".

      Тем временем ситуация внутри группы в очередной раз изменилась. На этот раз в лучшую сторону. Бутусов оперативно набирает новый состав, полностью состоящий из ленинградских и московских музыкантов: Игорь “Гога" Koпылов (экс- "Петля Нестерова") - бас, Александр Беляев (экс-"Телевизор") - гитара, Игорь “Джавад" Джавад-заде (экс-"Арсенал") - ударные. Потенциал и перспективы этого  проекта являлись загадкой для многих - уж слишком разную музыку играли дебютанты группы до своего прихода в "Наутилус". И если с Джавадом все было более или менее ясно - один из лучших барабанщиков страны, появившийся в группе "по наводке” Кинчева, мог сыграть практически любой ритмический рисунок, то Беляев и Копылов в своих прежних проектах ориентировались на музыку, имевшую очень мало общего с тем, что делал до этого "Наутилус". Вспоминает Игорь Копылов:

      "Мне тогдашний "Наутилус" дико не нравился. В первую очередь - из-за допотопного звучания клавиш. В "Петле Нестерова" мы минимальным составом из трех человек уже давно перестроились на гитарную музыку и ничего другого просто слушать не хотели. Уж очень сильно достала массовая депешмодовщина вокруг.  Ещё недолюбливал переизбыток "тарелок" - хотелось побольше "мяса" и драйва”.

          Вскоре выяснилось, что к новому звуку стремился и Бутусов: “Я уже давно хотел внести в саунд группы новые краски. В начале восьмидесятых для меня толчком послужила "новая волна" как форма. Теперь меня больше привлекают монстры - "Роллинг Стоунз", Игги Поп, Лу Рид.

      В январе у группы появилась возможность записать несколько песен в Москве в ДК Горбунова. К этому времени "Наутилус" успел отрепетировать с полдесятка композиций - совсем свежие "Музыка на песке", "Как падший ангел", "Родившийся в  эту ночь" и несколько старых - в частности, "Бриллиантовые дороги" и "Тихие игры". Они и были зафиксированы на пленку - с помощью еще одного музыканта "Арсенала'' Льва Орлова (сына диссидента Орлова, много помогавшего Сахарову), подыгравшего группе на гармошке. Долгое время оригинал этой 20-минутной демо-записи считался утерянным, пока рулон с пленкой не был случайно обнаружен Бутусовым у себя дома в процессе субботника.

      В феврале новый "Наутилус" дебютировал на фестивале в Восточном Берлине. По воспоминаниям Бутусова, это был один из последних фестивалей "социалистического духа ".

      Идея восстановления единой Германии тогда главенствовала настолько, что все остальное уже не имело значения. Новая программа находилась еще в достаточно сыром состоянии, и была определенная логика в том, чтобы ее обкатка состоялась вдали от дома. Но желаемого смотра сил не получилось. Практически без настройки "Наутилус" отыграл четыре песни - в условиях, максимально приближенных к боевым. Вокруг царила суета, музыкантов постоянно било током, коротили шнуры, фонили динамики. На последней композиции у Беляева порвалась струна, и песню пришлось доигрывать втроём: барабаны-гитара-бас. В такой хаотичной обстановке прошло первое живое выступление группы.

      Меньше чем через месяц "Наутилус" приехал в Свердловск, где дал три сольных концерта и принял участие в фестивале местного рок-клуба. Новая программа охладила пыл публики не хуже ушата холодной воды или дубинок выстроившегося у сцены  оперотряда. Концерт начался с барабанного соло Джавада. Он появился на сцене в платке, в темных очках, коротко стриженый и стартовал с барабанной интродукции на двух "бочках", с применением четырех альтов, октабанов, тома, штук шести "тарелок", целой батареи "лайн-бэллов". Затем барабанное соло плавно совместилось с эффектным басовым риффом Копылова, и группа начала играть "Отход на Север", измененный до неузнаваемости и доведенный до предела безысходности. Свердловские зрители были в растерянности - перед ними стоял абсолютно другой "Наутилус", который связывали со старым лишь тексты Ильи Кормильцева и вокал Вячеслава Бутусова. Это был принципиально иной подход к звуку и к построению композиции. В новой музыке не было слащавости и кича, не было традиционного тандема "клавиши-саксофон", куда-то пропала былая помпезность. Взамен появился скрытый нерв, внутренний надрыв, жесткая гитарная динамика, заструктурированная в сложные ритмические рисунки. Окончательный итог отрыву от народа и от минувших идеалов подчеркнуло выступление "на бис", во время которого вместо привычного "Гуд бай, Америка" нежданно-негаданно прозвучала битловская "I Love Her”. Прогнозировать, чего можно ожидать от такой группы в ближайшие недели или месяцы, пожалуй, не мог никто. В этот самый момент на "Наутилус" обрушилось с небес приглашение в Америку.

Год 1989.

Russians are coming!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Design and Webmaster: ©Mezrin Viktor 2002.